Кто может понять мать, которая носит на руках малыша?

Врач пробыл у нас до двух ночи. Приступ был запущенный и пришлось сделать не один укол.

Потом выставляет нас с ребенком в коляске на улицу. Была декабрьская ночь, и я думаю бедный мальчик. И наша жизнь больше никогда не будет прежней…

Но я ошибалась.

С этой ночи и в течение многих лет доктор Хусенский и наша семья вели трудную борьбу с болезнью

И мы победили!

Победили потому, что он пришел и поставил диагноз (тогда в Ленинграде годовалому ребенку официальная медицина такой диагноз не ставила).

Победили потому, что к этому моменту доктор был главой специальной, созданной им аллергологической бригады и создатель методики купирования приступов.

К нам приезжали и другие врачи этой бригады, они смотрели на него как на Бога. И мы так смотрели.

Думаю, что победили еще и потому, что с первой минуты слово доктора стало законом в нашей семье. Я много слышала скептических замечаний и от маститых врачей и от заведующей аллергологического отделения Детской больницы.

Я кормила только разрешенными доктором продуктами. Да я убрала из дома и косметику и пуховые подушки и мягкие игрушки и (список длинный, спросите у доктора!)

Мой сын был одним из самых тяжелых детей-астматиков в списке Ленинграда. Но к нему купировать приступ (а первые пол-года приступ был почти каждую неделю) приезжали только врачи специальной бригады, действовали только по методике доктора.

Ребенок ни разу не попал в больницу, вел нормальный образ жизни.

Болезнь стала отступать. Медленно но вернулась надежда.

Вот уже год ремиссии. А вот уже семь лет…

Когда в Израиле сын проходил комиссию перед армией диагноз астма стоял у него в медицинской карте, но потребовались специальные приборы, чтобы его подтвердить.

Как говорил когда-то доктор « астма останется, но моя задача ее усмирить. Она не будет мешать ему жить нормальной хорошей жизнью»

Не знаю смог ли бы кто-нибудь другой «усмирить» болезнь моего сына. Доктор смог!

В этом декабре сыну будет 30 лет.

Он катается на лыжах и велосипеде, плавает и играет в теннис.

Он женат и уже больше чем год сам папа.

Он профессор математики в Институте Вайцмана.

Он сильная и благородная личность.

Но я смотрю в его лучистые глаза и сжимается сердце от того страха, который пережила когда-то. И переполняется благодарностью к доктору, которая никогда, никогда не иссякнет.